Политика

Александр Фридман: Лукашенко больше не принимает окончательные решения по ключевым аспектам безопасности Беларуси — в этом я убежден

"Кто ему разрешит дрейфовать? Дрейфовать можно только с Россией. Какой дрейф, когда Запад готовится к войне с Россией?"

Политика ex-press.by
0

Председатель ЦИК Карпенко объявил, что очередные президентские выборы в Беларуси должны пройти не позднее 20 июля 2025 года.

Именно 20 июля 1994 года прошла первая инаугурация Александра Лукашенко. Значит, 20 июля 2025 года исполнится 31 год диктаторского правления.

О перспективах президентской кампании-2025  BGmedia поговорили с историком, политическим обозревателем Александром Фридманом.

— Базовый сценарий президентской кампании 2025 года остается прежним. Лукашенко выдвигается (вне зависимости от того, хочет или не хочет: выхода нет), получает 90-95%.

Когда в Минске надумают проводить выборы, пока трудно сказать: все зависит от развития событий в Украине. В случае участия Лукашенко нас ожидает блиц-кампания. В сегодняшней ситуации Лукашенко сложно будет найти спарринг-партнера. А кто из политиков, оставшихся в Беларуси, может претендовать на эту роль?

После нынешнего уровня зачистки сложно представить, кто мог бы стать альтернативным кандидатом Лукашенко – не осталось вообще никого. Представить, что Гайдукевич может участвовать в выборах наравне с Лукашенко – исключено; людей, которые заявляют о таких амбициях, нет вообще. А без альтернативы беларуский режим не может проводить «выборы». Но все политики сидят, а кто на свободе, те лояльнее Лукашенко больше самого Лукашенко. В качестве спарринг-партнера можно было бы назвать трех человек: Черечень, который в Беларуси, Канопацкая, которая отсутствует в публичном пространстве, и Воскресенский, который тоже в небытие. А других там нет.

— Но сам Воскресенский якобы просится в команду Лукашенко…

— Тем более. Беларуский режим сам создал ситуацию, когда невозможно повторить 2015 год.

Но выдвигать кого-то все равно придется: не может нынешняя система проводить безальтернативные «выборы».

Лукашенко, если сам будет участвовать в «выборах», важно будет нарисовать за 90% голосов, чтобы показать: он растоптал весь 2020 год и нарисует столько, сколько ему заблагорассудится. А кроме того, есть психологический барьер в 87%, которые набрал Путин. А если брать за точку отсчета 87%, то рисовать себе 88% смешно — надо, как минимум, 90%.

Если мы представим себе гипотетические выборы без Лукашенко (пока на это ничего не указывает), то не просматривается никакой фигуры, даже близко, претендующей на президентский пост. Теоретически могут выдвинуть Кочанову или Головченко — в этом случае могут быть задействованы разные лукашенковские фракции. Но все это выглядит как чистая спекуляция.

На самом деле политическое поле зачищено настолько, что даже невозможно провести что-то мало-мальски похожее на выборы. Все это настолько отдает фарсом, что дальше просто некуда.

— Бытует такое мнение. Закончится президентская кампания, Лукашенко «победит», покажет всем кузькину мать — и снова может отпустить вожжи. Мол, самая сложная пятилетка для правителя закончится, он удержался и укрепил диктаторскую власть, ликвидировал всех противников — можно возвращать оттепель, можно попытаться развернуться в сторону Запада или многовекторности. Насколько реалистичен такой сценарий?

— Не получится. Если бы режим хотел, то попытался бы уже сейчас дрейфовать. Но внешнеполитическая ситуация не оставляет никаких шансов. Железный занавес, собственно говоря, опущен — куда дрейфовать в таких условиях? Кроме того, Лукашенко привязан к России, в войну вовлечен, он вовлечен в более серьезные проекты. Даже если бы и захотел, то возможностей дрейфовать нет.

И я не уверен, что у него есть желание дрейфовать. У Лукашенко есть плохой опыт, а он живет опытом, не рефлексиями. Это видно по всей риторике Лукашенко: мы позволили, мы отпустили вожжи, мы вернули оттепель 2014-2020 годов — в результате вышел 2020 год. Опыт Лукашенко такой: отпускать нельзя — иначе снова 20-ый год. Тем более, что события 2020 года инспирированы Западом. Поэтому Лукашенко не может отказаться от репрессий. Их могут смягчать, но вектор принципиально не изменится. Сейчас есть определенное количество политзаключенных, вполне возможно, что в будущем оно будет не расти, а уменьшаться. Но только за счет того, что люди, отсидевшие свои сроки, будут выходить на свободу, и не факт, что режим будет набирать новых политзаключенных. Но это не оттепель: если сейчас, фигурально выражаясь, минус 10, то может стать минус 3. А минус 3 — это не оттепель, это все равно мороз.

Да и кто ему разрешит дрейфовать? Дрейфовать можно только с Россией. Какой дрейф, когда Запад готовится к войне с Россией? На Западе считают, что до 2029 года начнется война с Россией.

Я не думаю, что Лукашенко способен на оттепели. В Монголии еще раз проявилось, насколько глубоко укоренился в нем страх перед собственным народом.

— Значит, отгородиться от «коллективного Запада» железным занавесом и править, как ему вздумается, в личной стране — единственный выход для него?

— Он всегда этого хотел. Он всегда хотел одного: в Беларуси он делает, что ему угодно, при этом торгует с Западом, а Запад не лезет в его дела — позволяет ему править так, как он считает нужным. Это всегда была его мечта. И он все время злился, когда Запад критиковал его.

А сейчас от него мало что зависит. Думаю, все провокации на границах в сегодняшней форме — уже не его решение. В 2021 году, наверное, он во многом действовал самостоятельно, а сейчас он — только часть проекта. Его субъектность ограничена: он может продавать трактора в Монголию, но не решать, сколько и где российских войск будет стоять в Беларуси.

Лукашенко больше не принимает окончательные решения по ключевым аспектам безопасности Беларуси — в этом я убежден.

Подпишитесь на канал ex-press.live в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Темы:
фридман
выборы
диктатура
беларусь - россия
лукашенко
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Солнце или грозы? Прогноз погоды на 17-23 июня
Политика
Латушко: Запад считает, что Лукашенко все еще гарант независимости – и в этом ошибается
Происшествия
Два человека погибли и двое в больнице после аварии на Р53 в Смолевичском районе
Спорт
Футбол. Первая лига. БАТЭ-2 уступил сборной АБФФ (U-17), жодинское «Торпедо-2» проиграло «Молодечно»
Общество
В Жлобине неизвестный подстрелил котика из арбалета. Животное умерло
Общество
«То ли дело место на нарах!» Писательница хлестко ответила Сергеенко, который призывает уехавших не бояться и возвращаться
Общество
Вы наверняка слышали песню со словами «Далась тебе вот эта Польша, в РБ зарплата больше». Вот как она появилась
Политика
Класковский: «Следующая электоральная кампания пройдет в духе церемонии на кладбище»
В мире
«Заявление Путина – финальный аккорд драмы, тянувшейся почти полгода»
Политика
«Когда голова занята воспоминаниями про то, каким ты был молодым и народным, то фантазии на новые трюки в ней уже не хватает»
ВСЕ НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Солнце или грозы? Прогноз погоды на 17-23 июня
Политика
Латушко: Запад считает, что Лукашенко все еще гарант независимости – и в этом ошибается
Происшествия
Два человека погибли и двое в больнице после аварии на Р53 в Смолевичском районе
Спорт
Футбол. Первая лига. БАТЭ-2 уступил сборной АБФФ (U-17), жодинское «Торпедо-2» проиграло «Молодечно»
Общество
В Жлобине неизвестный подстрелил котика из арбалета. Животное умерло
Общество
«То ли дело место на нарах!» Писательница хлестко ответила Сергеенко, который призывает уехавших не бояться и возвращаться
Общество
Вы наверняка слышали песню со словами «Далась тебе вот эта Польша, в РБ зарплата больше». Вот как она появилась
Политика
Класковский: «Следующая электоральная кампания пройдет в духе церемонии на кладбище»
В мире
«Заявление Путина – финальный аккорд драмы, тянувшейся почти полгода»
Политика
«Когда голова занята воспоминаниями про то, каким ты был молодым и народным, то фантазии на новые трюки в ней уже не хватает»
ВСЕ НОВОСТИ