Общество

«ЕС взялся за молоток и смотрит на белорусскую проблему, как на гвоздь. Но попасть по шляпке у него не получается»

Почему не стоит радоваться введению европейских санкций, и кто от них пострадает в большей степени?

30 июня 2021, 12:30
Общество Салiдарнасць
0

Почему не стоит радоваться введению европейских санкций, и кто от них пострадает в большей степени? Какой должна быть стратегия Запада по белорусскому вопросу, чтобы стать эффективной? Эти и другие вопросы «Филин» обсудил со старшим аналитиком Центра новых идей, бывшим временным поверенным в делах Беларуси в Швейцарии Павлом Мацукевичем.

Image 2020 08 27t07 47 48 970z1

Фото DW

– Многие эксперты, отслеживающие ситуацию в Беларуси и реакцию международного сообщества, отмечают, что ЕС и США не имеют – или, по крайней мере, не имели до последнего времени – системного подхода в отношении Беларуси. Вы с этим согласны?

– Думаю, системного подхода и, если хотите, стратегии не было, и нет по-прежнему. На это есть свои причины, главная из которых заключается в том, что Беларусь объективно ни для ЕС, ни тем более для США не является критически важным партнером.

И, по большому счету, Евросоюзу в повседневной жизни нет дела до того, что здесь происходит – пока отдельные события не вынуждают обратить на себя внимание.

Поэтому стратегии нет, и это плохо. Потому что, как я сейчас вижу, с нами происходит эксперимент: исторический опыт показывает, что санкционный подход не сулит успеха, но стало популярным мнение – а вдруг в этот раз получится?

То, что было раньше, не работало – Лукашенко остается у власти, несмотря ни на что, уже почти 27 лет. Оснований полагать, что в этот раз санкции пожестче и поэтому сработают, также нет, потому что есть другие страны, в том числе европейские, где применялись куда более жесткие санкции, и это не привело к желаемому результату.

Здесь, конечно, важно быть честными: какие конкретно цели в конкретной ситуации ставили перед собой те или иные санкции? Исходя из того, что мы видим сейчас, ожидаемый негативный эффект для экономики, финансов Беларуси совершенно очевиден, а вот ущерб для властей – по-моему, нет.

Когда применяются санкции, главный эффект которых заключается в том, что ухудшится экономическое положение страны, возрастет ее зависимость от РФ – в таких условиях, на мой взгляд, идти на такие меры преступно и глупо.

Очевидно, что линия ЕС после инцидента с самолетом Ryanairизменилась в сторону ужесточения. Образно говоря, ЕС взялся за молоток и смотрит на белорусскую проблему, как на гвоздь. Но дело в том, что попасть по шляпке у него не получается – все удары пока приходятся в дерево: по стране, а не режиму.

– Вы отмечалив одном из интервью, что санкции – это «пища для власти, для диктатуры, которая протестами оправдывает репрессии, санкциями — неудачи в экономике, социальной сфере и так далее». Но если не экономическое давление, не перекрывание денежных потоков, то какая реакция Запада была бы наиболее, скажем так, адекватной происходящему в Беларуси?

– Здесь есть два важных момента. Первый – то, о чем мы уже говорили: должна быть стратегия, а также системность, последовательность и выверенность мер и шагов.

Второй момент – наличие возможностей действительно повлиять на ситуацию в интересах гражданского общества, в интересах Беларуси. Есть ли эти рычаги? На мой взгляд, увы, нет.

В результате мы имеем очень зависимую от сотрудничества с Евросоюзом и США Республику Беларусь и совершенно независимую от него верхушку, то бишь режим. Вспомним: за прошедшие годы Лукашенко совершил всего лишь два официальных визита на Запад – в 1996-м во Францию и в 2019-м в Австрию. И всё. Лукашенко имеет гораздо больший опыт негативных отношений с Западом, чем конструктивных. Он к этому привык, можно сказать, привит от санкций.

Да, сейчас предпринимаются беспрецедентные шаги. Но если разобраться с новыми мерами, оказывается, что в них есть различные «но», лазейки, «отложенные» до истечения сроков действующих контрактов эффекты. На мой взгляд, все это создает предпосылки для обходных схем и теневой экономики, в которой как раз зарабатывают «кошельки» и проходимцы, а теряют налогоплательщики.

Много говорится о том, что США и Евросоюз не могли не отреагировать на происходящее. Однако реакция должна быть разумной: если нет возможности сделать что-то толковое, то не обязательно делать, что попало.

А в данном случае первая реакция на авиационный инцидент была совершенно эмоциональной. С бойкотом белорусского неба и запретом для «Белавиа» летать в страны Европейского Союза Запад явно перегнул палку.

На этот счет хорошо высказался доктор Комаровский из Украины во время беседы с журналистом Гордоном, приведя аналогию с семьей, в которой злобный отец бьет жену и детей. Его сосед, вместо того, чтобы дать спасение женщине и детям у себя, заколачивает дверь злодея.

Поступок недальновидный и с обратным эффектом – белорусские власти теперь в роли спасителя национальной авиакомпании договариваются о новых рейсах в Россию и Казахстан.

Основная проблема, на мой взгляд, в том, что ЕС и США сделали неправильный акцент. Они думают о давлении на режим Лукашенко, хотя не имеют для этого достаточных ресурсов. При этом они имеют большие возможности для поддержки белорусского гражданского общества, но не пользуются ими в полной мере. А теперь через изоляцию и запреты на полеты еще и сами разрушают немногочисленные уцелевшие каналы для такой помощи.

Мы видим, что репрессивная машина не сбавляет свой ход: заключенных все больше, на свободу никого не выпускают, СМИ закрывают и зажимают. Диктатура проявляет свои худшие качества, и пределов этому не видно. Крайним оказывается именно гражданское общество – люди лишились возможности выехать из страны и найти спасение и помощь.

Касаемо «кошельков» – связывать с режимом бюджетные предприятия, такие как МАЗ, БелАЗ или МЗКТ, попавшие в санкционные списки ранее, по меньшей мере, глупо. Если даже из этих организаций питается какой-то «кошелек» режима, для десятков тысяч белорусов работа на этих предприятиях единственный источник и без того не очень большого дохода.

– Учитывая ваш опыт, хотелось бы спросить о стратегии Швейцарии. Страна, гражданка которой Наталья Херше находится в белорусской тюрьме, казалось бы, должна принимать все меры по скорейшему ее освобождению. А на деле идут достаточно вялые переговоры с главой МИД Владимиром Макеем. В то же время Швейцария не признала Лукашенко нелегитимным правителем и не приняла Светлану Тихановскую на высшем уровне. Чем объясняется такое поведение?

– Один из принципов нейтралитета Швейцарии – поддержание отношений со странами, а не с режимами, что позволяет вести диалог со всеми без исключения, независимо от доктрины, идеологии, политических взглядов.

При этом швейцарцы очень осторожны, не торопятся и не идут на поводу у политической моды. С одной стороны, они ведут диалог с главой МИД Беларуси Владимиром Макеем, с другой – приняли Светлану Тихановскую. Причем с ней встретился президент Национального совета Андреас Аеби, а человека на этой должности в Швейцарии называют «наивысшим швейцарцем», хотя в местной протокольной иерархии он занимает четвертую строчку. В результате получился баланс.

Думаю, Швейцария сегодня хотела бы не иметь никаких отношений с Беларусью, и если бы не случай с Натальей Херше, эта страна потеряла бы к нам всякий интерес.

На мой взгляд, Владимир Макей – не тот адресат, чтобы решить судьбу Натальи Херше, потому что не он её сажал.

Есть другой опыт – когда США нужно было вытянуть из тюрьмы своего гражданина Виталия Шклярова, госсекретарь Помпео снял трубку и позвонил Лукашенко. И Шкляров вышел на свободу. Когда Ватикану нужно было обеспечить возвращение Тадеуша Кондрусевича в Беларусь, они тоже пошли на прямой контакт с Лукашенко, прислали сюда спецпредставителя Папы, был обмен посланиями – и этот вопрос тоже решили.

У швейцарцев, насколько я понимаю, нет желания контактировать с Лукашенко. Поэтому они ведут диалог на уровне МИД и пока безрезультатно.

– Если говорить об информационных поводах последний дней, поступок белорусских властей – перевод Романа Протасевича и Софьи Сапеги из СИЗО под домашний арест – выглядит несколько запоздалым. Или этот месседж вообще не для Запада?

– Я не думаю, что перевод под домашний арест Протасевича и Сапеги связан с санкциями. На мой взгляд, в этой истории белорусские власти реализуют свой сценарий, связанный с возможным использованием этих людей в настоящем и будущем.

Конечно, сторонникам санкций приятно связывать какие-то шаги режима с эффектом санкций. Но в данном случае это совершенно другая логика и другой проект, развязку которого мы, думаю, скоро увидим и услышим.

– Тогда вернемся к тому, с чего начинали беседу – к стратегии ЕС по белорусскому вопросу.Авторы большого исследования «Беларусь и страны Балтии: последствия затяжного экономического кризиса» рекомендовали среди способов разрешения кризиса назначить специального представителя Еврокомиссии по Беларуси. Как вы считаете, эффективный ли это механизм?

– Подход разделяю и предлагаю смотреть еще шире. В начале мая Центр новых идей выпустил исследование «Стратегия Запада по Беларуси» – о том, что нужно сделать Западу, чтобы разрешить белорусский кризис. И в качестве одной из мер как раз предлагается назначить даже не представителя Еврокомиссии, а в принципе определить среди западных государств страну или некий институт для выработки и координации общей линии.

В моем понимании, это должна быть все-таки страна, обладающая ресурсами, авторитетом и, самое главное, имеющая опыт прямых контактов с Лукашенко. На эту роль могут подойти США или та же Швейцария.

Смысл координации заключается, во-первых, в разработке самой стратегии, единой политики Запада по отношению к Беларуси, которая должна базироваться на учете сильных и слабых сторон режима, анализе его уязвимостей и собственных возможностей, коммуникации с режимом – тайной или открытой. Санкции, конечно, способ реакции, давления на белорусский режим, но, по крайней мере, они не должны быть единственным инструментом.

Санкции, главный эффект которых заключается в ущербе для экономики, населения и лишь минимально для режима, вряд ли уместны. Их эффект может быть обратным, и история показывает, что это, как правило, так. Санкции могут быть, но точечные и выверенные.

Кроме того, мы видим, что основной объем контактов белорусских властей связан с третьими странами – с Россией, государствами СНГ, арабским Востоком, Китаем, Турцией. Одной из функций координатора должна быть работа с этими странами, иначе говорить о международной изоляции официального Минска вряд ли уместно.

Координация нужна и в плане мер поддержки гражданского общества в Беларуси. На мой взгляд, это ключевой и самый сильный инструмент, который есть у Запада. Это и визовые послабления, и открытие границ, и поддержка независимых СМИ. Иначе мы придем к состоянию Северной Кореи – без права и возможности на спасение и без доступа к информации.

Виктория ТЕЛЕШУК
Подпишитесь на канал ex-press.live в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!
Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Конвертер

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
Общество
Топ-100 самых успешных и влиятельных бизнесменов Беларуси возглавил Виктор Кислый
Экономика
Петр Пархомчик: Неприятно все то, что делают европейские страны в части наших промышленных предприятий
Общество
По БТ показали сюжет о задержанном КГБ человеке, которого якобы «рассматривали как киллера» для Гайдукевича
Политика
Экономист Лев Марголин: Россия готова предоставлять какие-то ресурсы только для того, чтобы пациент окончательно не склеил ласты
Политика
Павел Усов: Для Москвы важно еще более маргинализировать Лукашенко в глазах Запада, сделать его абсолютно неадекватным
В мире
Огромные колонны военной техники РФ движутся к Крыму и украинской границе
Общество
Карбалевич: «Думаю, скоро «шпионов» начнут находить и в колхозах»
Политика
Кузнецов: «Они чувствуют угрозу, когда остаются один на один с Москвой»
Политика
Дмитриев: «Давно стоит перестать «химичить» с трудовым пенсионным стажем»
Спорт
Лишились чемпионатов и болельщиков. Что произошло с белорусским спортом после года репрессий?
ВСЕ НОВОСТИ